» » Генетика как двигатель прогресса. Интервью В. Борисова журналу The Ukrainian FARMER

Генетика как двигатель прогресса. Интервью В. Борисова журналу The Ukrainian FARMER

размещено в: Новости МАИС | 0

НПФХ «Компания «Маис» является флагманом отечественной селекции и семеноводства кукурузы, ее гибриды конкурируют на уровне с европейскими и американскими аналогами. У руля компании стоят люди с большим опытом научной работы, а теперь и бизнеса, то есть для украинских производителей кукурузы они являются заслуживающими доверия экспертами. Именно поэтому мы попросили Виктора Борисова, председателя НПФХ «Компания «Маис», ответить на несколько вопросов о рынке гибридов кукурузы в Украине.

 Виктор Николаевич, как показали себя посевы кукурузы селекции НПФХ «Компания «Маис» в этом году?

Пока что мы в процессе обработки данных экологических испытаний и демополей, однако, некоторые выводы уже можно сделать. Приятно, что в этом году мы выглядим значительно сильнее. Хотя конкуренция в нашем сегменте выросла, то есть увеличилось количество представленных компаний и их продуктов, но нам удалось не потеряться среди этого разнообразия.

В этом году наши гибриды показали больше плюсов, чем минусов, если сравнивать с предыдущими периодами. В частности, более половины гибридов нашей селекции на демонстрационных полигонах превысили показатель урожайности 10 т/га.  Кроме того, улучшилась ситуация с отдачей влаги: увеличилось количество демополей, на которых зерно было собрано почти сухим. В целом, большинство наших гибридов на демополях вышло на средний уровень урожайности.

Заполнен ли рынок семян кукурузы под посев в следующем году?

Думаю, в следующем году кукуруза останется на своих позициях. Соответственно, семян будет достаточно. Конкуренция между поставщиками будет идти на уровне генетики, оперируя данными по урожайности гибридов, поскольку фермеры ищут высокой отдачи от поля. Высокий интерес будет проявляться к семенам с теми хозяйственными характеристиками, которые напрямую связаны с получением не просто хорошего урожая, а лучшего финансового результата. Речь идет о гибридах, неприхотливых в производстве, которые требуют меньше затрат на досушивание и доработку зерна. Производители уже не спрашивают дешевых семян, а ищут качественную генетику.

 Последние несколько лет урожайность кукурузы по Украине не растет, хотя ранее динамика была заметной. Почему так?

Думаю, вопрос в том, что сельхозпроизводителям сложно в полной мере обеспечить все условия, необходимые гибридам для максимального раскрытия своего потенциала. Потенциал есть, но производителям по-прежнему не хватает ресурсов. Когда их будет достаточно, мы увидим другую картину.

В целом я бы посоветовал анализировать длительные интервалы. Например, за последние 30 лет, урожай зерна в мире благодаря  улучшению генетики увеличился в среднем на 1 ц за год. На определенных этапах кривая роста могла быть не такой стремительной, в пределах 0,3–0,5 ц/год, в тоже время случались и интенсивные периоды, но среднее значение оставалось неизменным. Эта тенденция будет сохраняться.

Что вы можете сказать о смещении кукурузного пояса в Украине на запад и север?

Кукурузный пояс действительно изменил свои очертания. Регионы, где ранее эта культура почти не выращивалась, в частности на Полесье, теперь активно осваивают ее агротехнику. Аналогичные изменения происходят не только в Украине. Скажем, в Беларуси еще десять лет назад производили до 100 тыс. тонн кукурузы, а теперь объемы производства исчисляются миллионами тонн.

Нельзя сказать, что движение кукурузы на север происходит только за счет климатических факторов. Селекция и генетика тоже меняются. Эти два фактора – изменение климата и создание новых гибридов с более коротким сроком вегетации – усиливают действие друг друга. Результат мы видим. Кроме того, фактор изменения генетики в этом процессе играет еще большую роль. Если изменения климата начали обсуждаться только 10-15 лет назад, то расширение зоны выращивания кукурузы за счет генетики было задачей еще советских научных учреждений.

Вместе с тем, проблемой является то, что отказываться от выращивания кукурузы стал юг страны.

На юге проблема с обеспечением растений влагой. Будет влага – будет урожай. Мы не должны рассчитывать только на то, что даст природа. Мы должны регулировать те факторы, на которые мы можем влиять. Ранее считалось, что регулировать можно все, кроме солнечной активности. Однако теперь и это ограничение сняли. Скажем, в Индии в феврале-марте мы высеваем кукурузу в селекционном питомнике, где искусственно уменьшается интенсивность солнечной радиации за счет затенения специальной защитной сеткой.

Недавно фермер из Черкасской области сказал мне, что сеет кукурузу с ФАО 350-400. Ему интереснее получить больший урожай и больше потратить на сушку, чем сеять раннеспелые сорта меньшей урожайности. Как вы можете прокомментировать такую ситуацию?

У гибридов кукурузы есть две важные характеристики. Первая – это период вегетации, то есть время от появления всходов до наступления физиологической зрелости растения. Этот индекс называется ФАО. Вторая – скорость высыхания зерна после созревания. Таким образом, ФАО и скорость высыхания зерна не всегда связаны. Традиционно, лучшими с точки зрения сброса влаги считались ранние гибриды с низким ФАО. Однако, сейчас у нас есть гибриды с ФАО 400, влажность зерна которых на поле составляет 14%, тогда как двадцать лет назад в нашем арсенале не было даже ранних гибридов, которые могли бы в природных условиях сбрасывать влажность ниже 16%. Это происходит благодаря совершенствованию генетики растений, а не влиянию климатических факторов.

По моему мнению, показатель отдачи влаги является ключевой характеристикой для гибридов, поэтому  селекционный процесс должен направляться на улучшение этого показателя.

Осень в этом году выдалась нетипичной: первый ее месяц был как никогда сухим, а затем, в октябре — ноябре, пошли дожди. Как ведут себя современные гибриды при таких условиях? Не происходит ли из-за дождевых условий обратный процесс набора влаги уже сухим зерном?

Гибриды ведут себя по-разному, причем на их поведение, прежде всего, влияют генетические характеристики. Мы наблюдали гибриды, которые при наступлении дождей не только прекращали сбрасывать лишнюю влагу, но и набирали дополнительную, то есть с 14-15% возвращались на влажность 20% и уже не могли ее лишиться. В то же время другие гибриды проявили себя лучше, когда даже при интенсивных дождях их влажность стабилизировалась на отметке 15-16%. Эта проблематика пока нигде не обсуждается, специалисты собирают данные, но до недавнего времени на такие моменты почти не обращали внимания. Да и погодные условия, позволяющие фиксировать обратный набор влаги зерном, случаются нечасто.

Последние несколько лет наша компания проводит мониторинг своих гибридов, чтобы определить среди них те, которые плохо реагируют на дождливую погоду во время уборки. Об окончательных выводах говорить пока рано. Но уже сейчас понятно, что склонны к набору влаги те гибриды, которые имеют в фазе спелости функциональный зеленый стебель. Пока стебель остается зеленым, процесс налива зерна полностью не прекращается, поэтому оно продолжает впитывать влагу из почвы. Это не общая тенденция, а особенность некоторых гибридов, преимущественно позднего срока созревания.

 По Вашему мнению, в каких направлениях, по каким признакам в ближайшие годы будет происходить селекция кукурузы?

В приоритете останутся основные характеристики, такие как урожайность, продуктивность, стрессоустойчивость.

Очень важным является показатель сырого протеина в зерне для получения качественного корма. Скажем, в Беларуси во время регистрации гибридов кукурузы обращают особое внимание на содержание сырого протеина. Ведь у них развито животноводство, а высокопротеиновое зерно позволяет получать лучшие и более эффективные комбикорма. Особенно в высоком протеине зерна заинтересованы те производители, которые сами же его перерабатывают в комбикорма или другие продукты.

Еще одна важная характеристика – содержание в зерне лизина. Мы уже зарегистрировали первый гибрид, богатый лизином, и планируем активно внедрять его в производство.

Актуальным остается выращивание кукурузы на силос. Для этого нужны специальные, а не универсальные гибриды, которые бы обеспечили питательность силоса. Силосный сегмент довольно большой, это примерно полмиллиона гектаров, он востребован животноводами, но разработок в нем не так много. Скажем, мы сейчас регистрируем свои гибриды в меньшей за Украину Словакии, и там их на силос испытывают обязательно; так же и в Беларуси.

Также будет развиваться ниша белозерной кукурузы для получения кукурузной муки.

Насколько перспективным является использование кукурузы в качестве альтернативного источника энергии?

Думаю, в Украине перспективы имеют два направления. Первый – кукуруза для получения биоэтанола. В США это направление выделено в отдельную селекционно-генетическую программу, чего в Украине еще нет. Второй – кукуруза для получения биогаза, то есть гибриды с максимальной вегетативной массой. Постепенно эти направления будут выделяться в специальные программы. Альтернативная энергетика будет развиваться даже без поддержки государства, если для бизнеса создадут нормальные прозрачные условия. Тогда и инвесторы найдутся.

Рынок семян кукурузы в Украине уже стабилизировался, есть ли у него еще потенциал для принятия новых игроков?

Это вопрос касается не столько самого рынка, как роли государства в его становлении. Сейчас государство не стимулирует отечественные научные разработки, финансирование на них не выделяют. Результаты научной деятельности не столь очевидны: получить их можно не за год-два, а за 10-15 лет. В мире наблюдается тенденция поглощения меньших селекционных компаний более крупными. Это связано с тем, что удержаться на рынке можно только со значительными ресурсами и капиталом. Нужны финансы на испытание, на масштабные исследования.

Мы страдаем из-за «утечки мозгов». Лучшие специалисты аграрной сферы работают в основном на иностранный капитал: переходят в иностранные компании или вообще выезжают за границу. Отечественные хозяйства вынуждены продаваться иностранным инвесторам. Это ненормальная ситуация. Ведь должны развиваться украинские компании, которые будут создавать рабочие места для украинцев, будут работать на укрепление украинского государства. Скоро в Украине останутся единицы компаний научного направления деятельности, и их надо будет заносить в Красную книгу.  Создание условий для сохранения и развития национальных компаний, которые создают, производят и экспортируют наукоемкие продукты — должно стать неотложной задачей государственной политики.

Новый сельскохозяйственный сезон для продавцов семян уже начался. С какими предложениями входит «Компания «МАИС» в 2017 год?

Мы не стремимся расширить свой ассортимент, зато концентрируемся на лучших продуктах. У нас зарегистрировано примерно сто гибридов, однако мы ставим себе задачу оставить из них десяток-два самых лучших, самых новых.

Среди всех семенных компаний наши гибриды имеют урожайность выше среднего уровня. На многих полигонах они являются лидерами, в частности, гибрид ДМС Гроно на пяти полигонах из семи показал лучший результат. Порадовали нас гибриды ДМС 2911, ДМС 3111, ДМС 3411: их можно назвать одними из самых новых и самых надежных в нашем портфеле. Хорошо показали себя гибриды ДМС Супер, Визави, ДМ Аврора, ДМС 3709 и ДМС 3908.

Можно ли уже говорить о специфике нынешнего спроса со стороны сельхозпроизводителей?

К нашему удивлению, в этом году мы начали продажи семян  раньше, чем в 2015 году. Первые партии были отгружены покупателям уже в сентябре, тогда как обычно сезон начинается в ноябре-декабре. В последние месяцы осени активность продаж была на уровне зимних периодов в предыдущие годы. Возможно, этому способствовала неплохая цена на зерно кукурузы: фермеры продают урожай и сразу пытаются вложить деньги в семена для посева на следующий год. Некоторые холдинги, которые экспериментировали с другими селекциями кукурузы, снова возвращаются к нам. Это тоже своего рода показатель.

Интервью вышло в журнале «The Ukrainian FARMER», № 12 (84), декабрь 2016 года.