» » Счастье — это когда ты нужен, когда твое дело приносит пользу

Счастье — это когда ты нужен, когда твое дело приносит пользу

размещено в: Новости МАИС | 0

Вот уже 36 лет он дружит с самой «царицей». Но предпочитает не акцентировать внимание на своем высоком статусе. Первое впечатление: руководитель компании «МАИС» Виктор Борисов не любит излишнего внимания к своей персоне. Сам о себе говорит, что он — не босс, простой человек. Именно этот, на первый взгляд, самый обычный украинец создал с ноля мощнейшую компанию, где переплелись наука, селекция, производство. Компанию, у которой есть все элементы, чтобы занять место рядом с мировыми грандами. Борисов всегда скромный, порой застенчивый. При этом одновременно — личность огромнейшей силы воли, внутренней мощи, упорства, терпения и жизненной энергии. Без сомнений, в нем одновременно уживается два человека: первый — спокойно плывущий по течению, второй — бунтарь, как ледокол, преодолевающий снежные торосы непростых будней отечественного бизнеса. В своем стремлении достичь совершенства в создании идеального гибрида кукурузы Борисов напоминает главного героя из цикла сказок о малахитовой шкатулке. Так и хочется сказать Мастер вместо официального председатель правления Компании «МАИС». Сразу оговорю несколько важных моментов. Это, пожалуй, одно из самых сложных интервью в моей практике. Прежде, чем обсуждать что-либо, Борисов долго и внимательно присматривается к человеку, изучает собеседника, скрыв в уголках глаз улыбку и превосходство ученого.

Виктор Николаевич Борисов

Виктор Николаевич, на одном из Дней поля, в 2016 году, Вы сказали, что «МАИС» хочет стать на одну ступеньку с мировыми компаниями по производству семян.

Не могу подтвердить мои слова в такой редакции, но суть вопроса понятна. Стремление достичь более высокого уровня является первоочередной задачей, думаю, не только нашего предприятия. Для этого и рождаются предприятия. В цивилизованном мире эффективное развитие бизнеса и достижение высоких позиций возможны, если лидер и его команда имеют созидающую и объединяющую идею, понятный каждому игроку команды амбициозный стратегический план, а также правильно выбранную тактику решения ежедневных пошаговых задач.

Только опора на конкурентные преимущества наших селекционных продуктов может быть исходным минимумом и основой для укрепления позитивного имиджа бренда. Формирование ресурса доверия к нашему бренду мы видим, в первую очередь и исключительно, путем создания достойных гибридов с оригинальной и уникальной генетикой. Такие гибриды должны обеспечивать стабильный урожай и высокий экономический результат. Выдерживать колоссальный темп ежегодного обновления генетики рыночных селекционных продуктов с одновременным поддержанием всех трендов, определяющих высокое качество семян и современный сервис продвижения товара к конечному покупателю, — это и означает для нас быть на соответствующем уровне в одном ряду с известными участниками рынка.

Что необходимо для воплощения планов компании в жизнь? Каким должен быть руководитель, необходима ли поддержка государства?

Руководитель селекционной компании должен быть генератором идей и ассоциировать селекцию с работой мозга, семеноводство — с материализацией идеи, семенной рынок — с процессом потребления материализованной идеи. Видеть и прогнозировать концепцию развития селекционной фирмы на 7–10 лет вперед — способность руководителя, которая прямо определяет судьбу предприятия в целом и каждого конкретного специалиста. Руководителю компании важно знать и историю селекции максимальной глубины, а также сформировать и оставить после себя максимальный ресурс для будущих поколений. Что касается роли руководства страны в какой-либо помощи нашему бизнесу, мне говорить сложно. Развитие нашего предприятия чем-то напоминало движение по минному полю. Мины расставлялись десятками контролирующих ведомств и сотнями проверяющих. Мечтаю о том времени, когда инстинкт самосохранения не будет доминантным и круглосуточно напрягать мозг, где и какая мина тебя подстерегает. Хочется без мин и минеров. Образно применяя биологическую терминологию, мечтаю и верю, что бизнес и власть от состояния паразитизма перейдут в фазу симбиоза. Когда это произойдет, выиграют все люди нашей страны. Такое состояние бизнеса и власти характерно для гражданского общества. В нашей стране оно сейчас рождается и такие изменения неизбежны.

Открывая в 2015 году суперсовременный семенной завод, вы анонсировали запуск еще двух заводов. Что касается планов строительства семенных заводов.

Мы ввели в эксплуатацию завод с лучшим технологическим оборудованием известных европейских брендов. Считаю важным при этом понимать прописные истины, что новые заводы — это важно, но это всего лишь вспомогательный инструмент для продвижения к потребителю носителя высокого урожая. Никакой завод не может быть альтернативой сильной генетике. Генетика, генетика и еще раз генетика! Да, плохой завод может перечеркнуть хорошую генетику, но хороший завод никогда не улучшит плохую генетику. Поэтому строительство новых заводов — важная задача для нас, и мы это направление будем развивать. Однако мы понимаем, что в сочетании компонентов генетика–завод, как говорится, ноги растут из эффективных селекционных программ. В институте и аспирантуре я добросовестно относился к курсу философии и особенно видел ценность для понимания и практического использования в жизни и работе диалектических категорий. Так вот, важно учитывать, что генетика — это суть, а завод — это инструмент оформления сути. Суть всегда первичная и важнее формы. Конечно, понимаю, лучше, если суть и форма гармоничны, сбалансированы и усиливают друг друга. Динамичное развитие такого образного единства научной и производственной сферы являются для нас самой важной задачей на перспективу.

В этом году компания, созданная Вами, празднует юбилей. Как вообще появился «МАИС»?

В 1992 году после выхода первой редакции Закона о крестьянском фермерском хозяйстве было принято решение о создании частного предприятия, которое функционирует вот уже 25-й год. Тогда впервые появилась возможность начать заниматься селекцией и семеноводством не в государственном учреждении, а в частном предприятии. Отсутствовал какой-либо стартовый капитал и необходимые материальные ресурсы. Шли на риск, оформляя банковские кредиты. Основополагающей идеей рождения «МАИСа» было создание и вывод на рынок лучшего гибрида кукурузы. Но первый гибрид «МАИС» официально зарегистрировали только на 11-й год работы предприятия, а первые патенты на право собственности на зарегистрированные гибриды были получены на 14-й год работы. Было сложно, но смогли выжить. Наверное, самым сильным компонентом в принятии решений и преодолении всех барьеров был ресурс энтузиазма и бесстрашия.

Гибрид, о котором мечтаете и ради которого создали «МАИС», он уже есть или создание идеального гибрида еще в процессе?

Это в определенной степени символ, это цель, которую достичь невозможно. Тот гибрид, к которому нужно все время идти. Это гибрид, который невозможно постичь.

Среди существующих гибридов у вас есть любимый?

Я бы не хотел выделять, у нас все гибриды лучшие. Спектр продукции очень широк. Прежде всего, гибрид — это результат коллективного труда, я не претендую, чтобы в этом процессе быть главным. Я работаю вместе с командой. Возможно, выделю «Сплав» — гибрид, который дольше всех держится на первых позициях продаж, который больше всего знают аграрии.

А вот гибрид «Виктория», он в честь дочери назван?

Просто нравится это определение — победа.

Вы названия всех гибридов помните, или надо подглядывать в каталог?

Я заглядываю в список, стал уже забывать. Шучу, конечно. Все гибриды помню. Возможно, параметры и особенности всех сразу не назову. Сейчас стоит задача — сократить количество гибридов, оставив оптимум, чтобы аграриям было легче ориентироваться.

А как команда «МАИС» отмечает рождение нового гибрида?

Однажды, когда появился новый гибрид, была открыта бутылка старого французского вина. И вуаля — появилось имя «RedWine». Гибриду «RedWine» необходима мощная кампания по продвижению… Уже наладили производственные испытания у итальянцев. Уже второй год. Гибрид регистрируем в Италии. Есть все шансы, что он будет в реестре. Итальянцы смогут наслаждаться не французским, а украинским красным вином.

Оглядываясь, что можно сказать о трансформации предприятия за 25 лет? Каким видите будущее «МАИСа»?

Ощущаю постоянное состояние цейтнота, недостаточной скорости принятия важных решений и выполнения персональных задач. Праздники не планируем и об этом даже не думаем. Лучший праздник — спонтанный, неожиданный, когда появляется что-то новое, важное, интересное и привлекательное. Радует также рождение долгожданных детищ из наших селекционных программ. Такие долгожданные и выстраданные моменты являются лучшими эмоциональными стимулами наших будней. Не представляю лучшего подарка для селекционера, чем цифра урожая зерна на мониторе селекционного комбайна, превышающая планку урожая высоких эталонов. Только селекционеру известно это эмоциональное состояние, ради которого он посвящает свою жизнь, жертвуя многим, чем обычный человек дорожит и перед чем преклоняется. Что удалось сделать… Удалось то, что имеем по факту. Создан оригинальный бизнес. Бизнес сложный, бизнес не стандартный, бизнес, имеющий перспективу. Бизнес, который интересен для основателей, воплотивших свои идеи. Бизнес, который важен для команды, имеющей надежные рабочие места. Бизнес, который экономически, политически и стратегически выгоден для государства Украина. Уже сейчас деятельность таких предприятий позволяет экономить национальную валюту на импорт семян кукурузы и одновременно ее зарабатывать при экспорте на внешние рынки. Подчеркну важное. Намного лучше зарабатывать валюту на экспорте наукоемкой продукции, а не на экспорте сельскохозяйственного сырья в виде товарного не переработанного сырья. Экспортируемая наукоемкая продукция одновременно с экономическими преимуществами ставит имидж страны на более высокий уровень в политической плоскости. В политическом и стратегическом аспекте для Украины важно создавать рабочие места для специалистов интеллектуального труда. Мы все являемся свидетелями оттока из Украины, в первую очередь, лучших специалистов умственного труда. Решение этой важной тактической и стратегической задачи может быть обеспечено ростом рабочих мест в предприятиях, подобных «МАИСу». Сегодня у нас работает шесть селекционеров высокой квалификации, которые могли бы также работать на экономику других государств. Создать условия для работы специалистов такого уровня чрезвычайно не просто. Очень важно знать и учитывать, что на территории, где находятся корни научных предприятий, направлен основной поток реинвестиций в исследовательские программы зарубежных предприятий научного профиля. Мы должны понимать, что, развивая бизнес в Украине, зарубежные компании до 80% своих доходов инвестируют в фундаментальные исследовательские проекты, которые, как правило, находятся не на территории Украины. Могут ли это осознавать и реагировать на суть таких процессов нынешние представители власти — не знаю.

Назовите основные достижения за четверть века работы компании. Что еще предстоит сделать?

 В формате нашего бизнеса непросто говорить о ежегодных результатах, а тем более о достижениях. Селекция растений — очень консервативная сфера прикладных научных исследований. Для создания каждой инбредной линии необходимо около 7 селекционных циклов. Для создания гибрида необходимо еще 3–5 циклов. Я сознательно измеряю временные рамки не годами, а циклами. Почему? Потому что до 1999 года мы за один год делали одно самоопыление или скрещивание селекционных образцов в летний период. То есть, один цикл соответствовал одному году, и это соотношение было 1 к 1. Начиная с 2000 года, мы смогли изменить эту пропорцию до 1 к 2, а в отдельные годы — даже 1 к 3. Мы начали использовать в селекционной технологии инструмент зимнего питомника. До 2012 года мы делали селекционную программу в Индии. В отдельные годы в этой стране нам удавалось получать зимой по два цикла. Сейчас мы выполняем эти работы в Чили и, частично, возвратились снова в Индию. С помощью этого инструмента селекционеры «МАИСа» выполнили уже 17 циклов. Если сложить 25 селекционных циклов в Украине и 17 циклов в зимних питомниках южных стран — это означает, что по селекционному календарю «МАИСу» на 17 лет больше. Виртуально можно предположить, что в этом году наши селекционеры сделали работы, которые могли бы быть выполнены, если реализовать их только в Украине, в далеком 2034 году. Все эти усилия по совершенствованию и ускорению селекционного процесса были сконцентрированы на решение главной стратегической задачи — создание собственного генетического банка самоопыленных линий кукурузы. Сегодня можно уверенно говорить, что такой банк сформирован. Это золотой фонд, который ценнее всех других материальных активов компании. Для меня — это самое важное достижение нашего бизнеса. Если говорить о перспективе не только «МАИСа», но и других аналогичных предприятий, то наличие конкурентного генетического ресурса — стратегическая главная составляющая успешного будущего любого селекционного предприятия. В течение последних пяти лет мы ежегодно делаем генотипирование наших лучших новых линий по самым совершенным ДНК-маркерным технологиям в известных лабораториях США. Практически вся рабочая коллекция уже запатентованных линий и готовящихся к патентованию имеет генетические паспорта. Процедура патентования важна как для защиты интеллектуальной собственности от несанкционированного перетекания в чужие руки, так и для формальной трансформации селекционных разработок в интеллектуальный актив предприятия на основании процедуры, правоустанавливающей юридическую регистрацию.

Для нас сейчас просто невозможно представить составление селекционных программ без информации о точной родословной каждого его компонента. Теперь мы понимаем, какой был уровень эффективности нашей работы, когда селекционер работал без этих важных инструментов. Это примерно, как выбирать лучшее вино из неизвестной коллекции по форме бутылки и этикетке, а не по вкусу после дегустации да еще и с профессиональным комментарием сомелье.

Бизнес, связанный с селекцией семян, следует считать аграрным бизнесом, или это бизнес на стыке нескольких отраслей? Почему выше было сказано, что создан сложный бизнес?

Потому что «МАИС» по своей базовой структуре — это, как говорится, три в одном. Селекция — это наука, семеноводство — это аграрное производство, и продвижение товара к конечному потребителю — это маркетинг. Такое сочетание и объединение разных и сложных сфер под одной крышей было ключевым элементом идеи на этапе создания предприятия. Хочу еще раз подчеркнуть, что «МАИС» основывался на идее создания лучшего гибрида кукурузы. Идея — в центре всего того, что необходимо для ее реализации. То есть, в концепции создания «МАИСа» заложена идеологическая компонента, которая все 25 лет была и в дальнейшей обозримой перспективе будет стержнем, доминантой и двигателем развития предприятия. Если некоторые предприятия рождаются на основе инвестиций свободного капитала в готовые проекты, или наоборот, стартуют с нуля для накопления капитала на всем, на чем можно заработать, то концепция рождения и развития нашего предприятия базировалась на работе только с одной сельскохозяйственной культурой — кукурузой. Но при этом ставилась первая и главная задача, предполагающая максимально глубокую ее научную проработку в генетическом, селекционном и технологическом аспекте. Вторая задача была продолжением и полным контролем результатов первой. Это производство семян всех генераций и поколений с переработкой на собственных заводах. Семеноводство — это сфера, которая уже в большей мере находится на стыке науки и производства. Это сфера, один сегмент которой использует научные знания и информацию из области селекции и генетики, а другие сегменты пересекаются с технологиями аграрного производства и заводской переработки. Дальше — готовый к реализации продукт поступает на рынок. Этот этап не совсем правильно будет назвать завершающим. Именно это звено дает питание первым двум сферам. И его можно считать важнейшим звеном кругооборота капитала в нашем бизнесе. Его эффективность и сбалансированность, как мы сейчас уже поняли, не менее сложная и важная составляющая, чем первые две сферы.

Вы себя считаете больше бизнесменом или ученым? Насколько удается совмещать разные сферы деятельности, вот эта ваша разноплановость помогает или мешает жить?

В календаре есть праздник — День босса. Когда-то близкие мне люди сказали, что это не мой праздник, ведь я не соответствую критериям. Они отметили: вот твой заместитель — это настоящий босс, а в тебе нет ничего подобного. Видимо, все же босcом чаще рождаются, чем становятся. У меня приятные эмоциональные ассоциации вызывает фото моего друга-фермера из Грузии, где он с посохом пасет свою отару овец и коз на фоне неповторимо красивых природных ландшафтов Кавказских гор. Мой друг по философской сути ближе к осознанию того, кем ты есть в этом мире, приносишь добро и пользу, или делаешь что-то противоположное. Между человеком и природой — взаимопонимание, эмоциональное спокойствие, единство и потребность друг в друге. Вот где-то такую философскую гармонию мне хотелось бы ощущать в «МАИСе». Надеюсь, я ответил на Ваш вопрос?

Если честно, до конца не все понятно. Для себя делаю вывод, что пытаетесь спрятаться за лейблом «МАИС»…

Я по всем канонам, которые характерны для босса, не подхожу. Босс — это определенный образ жизни, жесткий характер, соответствующий стиль поведения. Это публичное лицо, с хорошо поставленным голосом. У меня нет больших амбиций, мне не нужен статус босса. Никогда на босса не учился, никогда не стремился им быть, я просто занимаюсь своим делом.

Может, думаете иногда, а не вернуться ли в науку?

Вернуться в науку — потерять свободу. Я контролирую все направления компании, определяю планы и стратегию развития. В свое время ушел из государственного учреждения, чтобы получить свободу и заниматься любимым делом, а не выполнять чьи-то указания.

Чем руководствуетесь и на кого ориентируетесь в принятии решений? Что в бизнесе главное?

Вообще не могу представить, как в одном облике может вместиться несочетаемое — бесшабашность и взвешенность… Наверное, это гремучая смесь русских и украинских генов. Бывает тяжело себя укротить, а бывает невозможно сдвинуть. Мне часто в таких ситуациях помогают близкие дома и коллеги на работе. Спасибо им. Мне нравятся рекомендации для ведения успешного бизнеса: «Сильнее давить на педаль, чтобы не упасть с велосипеда» и «Пружину надо уметь и не бояться сжать до конца, она потом расправится».

Придерживаетесь ли каких либо принципов и правил в жизни в целом и в бизнесе в частности?

Вот некоторые, которые всплыли в памяти моментально: «За все надо платить», «Бесплатный сыр только в мышеловке», «Держать слово», «Признавать собственные ошибки».

Как давно Вы в аграрной сфере? Как получилось, что Вы попали в сферу семян? Это призвание или случай? Если отмотать пленку времени назад, стали бы заниматься селекцией кукурузы, или избрали бы другой путь?

В четвертом классе средней общеобразовательной школы мы писали первое сочинение на тему «Ким ти хочеш стати?». Мне тогда было 10 или 11 лет. И первая моя учительница, Галина Федоровна, прочитала сочинение на выпускном вечере после окончания 10 класса. Там было написано: «Хочу стати агрономом, як мій дядя, та виводити нові сорти». Вероятно, в четвертом классе я не имел представления о том, что специалисты, которые выводят сорта, называются селекционерами. Хотя многие селекционеры сначала получили диплом агронома, а уже потом стали селекционерами. Нисколько не утверждаю, что мой выбор был определен еще со школьной скамьи, и что никаких случайностей и влияний не было. Мои родители очень хотели дать детям высшее образование. Я без особых проблем поступил и окончил институт с красным дипломом и рекомендацией для поступления в аспирантуру. Продолжение учебы в аспирантуре настоятельно поддерживал отец моей супруги и она сама. В институте нас пугали селекцией и не советовали поступать в аспирантуру по этой специальности. Считалось, что по этой специальности сложно защитить кандидатскую диссертацию, практически невозможно вложиться в положенные для защиты сроки. Не буду детализировать всех перипетий того периода, но работу мне пришлось защищать по специальности «селекция и семеноводство». Трудовую карьеру начал в лаборатории селекции. И до настоящего времени селекция и кукуруза со мной неразлучны. Дружба с королевой или царицей продолжается уже тридцать шестой год. Повторил ли бы я снова пройденный путь. Однозначно — да, надеясь на путь в новой Украине с европейскими ценностями и порядками, а также еще необходимо одно важное условие — мне снова 33.

Хорошо, тогда продолжите фразу: если счастье не в деньгах, то в чем?

Счастье — когда ты нужен, когда твое дело приносит пользу. Хочется, чтобы дело, которым занимаешься, имело продолжение в будущем, вне зависимости от личности. Хочу создать в компании такие условия, чтобы не было ситуации: если человек отсутствует, то работа стоит. Сам лично работаю над тем, чтобы передать часть полномочий. Но пока так не получается: на мне очень многое завязано. Чувствую, что я еще нужен компании.

Есть ли у Вас свободное время и на кого или на что его тратите? Чем будете заниматься, когда Вам исполнится 70?

В свободное время планирую, как правило, служебные командировки. Это сочетание приятного с полезным. А по дороге туда–там–обратно и происходит самое неожиданное и интересное. Чем буду заниматься после 70? Мало берете. Хочу как академик Валентин Циков. Ему — 93, а он все еще работает…

Хотите, чтобы Ваши дети-внуки продолжили ваше дело? Насколько идея семейного аграрного бизнеса может быть востребована в Украине?

Они уже продолжают. Их теоретический уровень уже на голову выше моего. Практика — дело времени. Как минимум, они способны будут на все необходимые позиции пригласить достойных специалистов. Они лишены психологического отпечатка системы советского прошлого, скорость работы мозгового механизма значительно выше и им будет, надеюсь, легче принимать правильные решения. Думаю, что новое поколение в большей мере уже готово к интеграции в европейскую политэкономическую систему и к продвижению продукции нашей торговой марки на новые семенные рынки. Объективную оценку и прогноз перспектив семейных предприятий мне делать сложно. Лучше с этим могут справиться профессионалы. Они будут учитывать направление и специфику бизнеса, масштабы предприятий, региональные, религиозные факторы и прочие переменные. В сфере семенного бизнеса из мировой практики нам известно много успешных семейных предприятий, как уже с достаточно продолжительной историей, так и новых, которые моложе «МАИСа». Приведу только два примера семейных компаний, которые нам наиболее близки и мы с ними сотрудничаем. Это словацкая семейная компания «Sedos», созданная талантливым во всех смыслах Михалом Седлаком. Она продвинулась дальше всех других конкурентов в технологиях подготовки и посева семян в водорастворимых лентах. «Sedos» — ровесник «МАИСа» и также основана в 1992 году. Нас сейчас объединил общий интерес к реализации важной идеи новой технологии в семеноводстве. Надеюсь, что в скором времени у нас достаточно будет оснований и меньше рисков наши разработки обсуждать публично.

Второй пример семейного предприятия, которое моложе «МАИСа», но чрезвычайно интересное и перспективное. Это американская селекционная фирма, основанная в 2005 году очень талантливым селекционером Эдвардом Баумгартнером. Фирма называется «Генетика третьего тысячелетия». Эта компания взяла сложный курс на создание не ГМО генетики кукурузы, которая по всем параметрам должна быть конкурентной с ГМО- аналогами. Для этого Эдвард выполняет селекционную работу в чрезвычайно жестких условиях по давлению на кукурузу болезней и вредителей. Это условия Пуэрто- Рико. Второй год мы с этой семейной компанией имеем сотрудничество и также ожидаем очень перспективный результат.

Вы кандидат сельскохозяйственных наук, можно как минимум писать докторскую… Сами говорите, что через много лет хотели бы в чем-то быть похожи на Цикова, но ведь он — академик. Материала для диссертации достаточно, что мешает?

Научные степени могут быть в определенных условиях самоцелью, это когда ты делаешь карьеру ученого. Я думаю, чтобы заниматься научными исследованиями, стремиться к какой-то цели, не обязательно иметь ученую степень. Есть очень много примеров, что чем весомее специалист, то его совершенно не беспокоит, какая у него ученая степень, он увлечен своим делом, которое знает и хочет заниматься. Атрибуты не главное, это просто формальность. Для меня авторитет — мой учитель Евгений Дудка, кандидат биологических наук, но он так и не стал доктором наук. Я считаю, что он сделал вклад в науку не меньше, чем многие профессора, академики. Это дилемма из категории «форма и содержание». В одной ситуации важно, что есть ученая степень. Например, когда ты преподаватель в вузе, или когда карьера и руководящая должность от этого зависит. В частном бизнесе атрибуты менее значимы, чем в государственных учреждениях. Более того, в наших реалиях, даже если я защищу диссертацию, то 99% скажут, что купил.

Вероятнее всего, работая в Европе или Америке, Вы были бы известным и богатым человеком. Поступали ли предложения о работе от международных компаний? Если да, то почему Вы отказались?

Работая в Украине, мне достаточно всего Вами перечисленного. Хотя я и не отношу себя ни к большим, ни к известным, ни, тем более, к богатым. Смог бы я больше самореализоваться в другой стране — не уверен. В Украине мы развивали свой бизнес, часто опережая формирование законодательного поля. По многим вопросам мы сталкивались с полным отсутствием не то что какой-либо правовой платформы, а даже подобных примеров. Мы своими шагами опережали разработку и принятие некоторых регуляторных актов и в сфере внешнеэкономических отношений, и в сфере семенного и сортового контроля, и в других сферах. Не было бы подобных ситуаций — наверное, до сих пор не было бы сейчас уже действующих правовых норм. Это большой риск. Рискуя, мы, в определенной мере, стимулировали и ускоряли формирование нынешней действующей законодательной базы. Совсем не уверен, что это было бы возможным в любой другой стране. На работу за пределы Украины никто всерьез не приглашал. Да и мыслей подобных у меня никогда не возникало.

Вы часто бываете в других странах мира. Что отличает и/или выделяет украинского представителя аграрного бизнеса от коллег- американцев, индийцев, итальянцев?

Сразу скажу, что мне везло в жизни на хороших людей и в Украине, и за ее пределами. Для меня ближе всего по пониманию и восприятию — итальянцы. Они наиболее открытые, щедрые и веселые. Понимают наш юмор. Индусы всегда вызывают позитивные эмоции и непроизвольную улыбку, они всегда счастливы и в чем-то, по-детски, наивны. Быстро обучаемые, очень продвинутые, как и украинцы, в IT-технологиях. Мне не приходилось видеть плачущего индуса. Они очень универсальные, гибкие и не требовательные к условиям жизни. Женщин жалко: часто они кузнецы-молотобойцы, строители-бетоноукладчицы и т. д. Американцы — люди слова, чести и пунктуальности. С ними приятно иметь дело. Многому можно и нужно учиться. Это, действительно, общество смелых, преданных, идущих впереди планеты всей, объединившихся под символом свободы, независимости и чести. По моему представлению и менталитету, Соединенные Штаты могут быть более высоким ориентиром для развития Украины.

Наблюдая за Вами последние годы, складывается впечатление, что у Вас открылось второе дыхание: Вы готовы горы свернуть, но вывести «МАИС» на орбиту транснациональных и всемирно известных компаний. Что вдохновляет и придает силы? Так или иначе, ситуация в стране не самая простая, конкуренция на рынке семян усиливается, решения властей не всегда конструктивны…

Спасибо. Вы что-то преувеличиваете, провоцируете или диагностируете меня на адекватность. Мой и Ваш диагноз расходятся. То, что мы сейчас можем видеть в деятельности «МАИСа», — это инерция. Важно своевременно раскрутить маховик. Дальше включается мудрость, может быть…

Мудрость — это наследственный признак, приобретенный, или признак старости?

Лучше на этом месте остановиться и дальше не размышлять…

Если посмотреть на ряд моментов Вашей биографии: учеба, наука, развитие бизнеса, собственный завод… Так и хочется спросить: Вы достигли кульминации в своем развитии и бизнесе, или заветная вершина еще впереди?

На один из рекламных атрибутов «МАИСа», перефразировав известное изречение, мы нанесли надпись в собственной редакции. Эта игра слов отражает философию бизнеса нашей команды: «Совершенство кукурузы безгранично». Думаю, будет трудно кому-либо лучше и хитрее ответить на Ваш вопрос.

Беседовал Федор СТОЛЯРЖЕВСКИЙ, интервью было опубликовано в №2 (197) Информационно-аналитического журнала Агроперспектива.